Menu
Categories
ИСЛАМ КАРИМОВ И ЕГО КОМАНДА: КТО КОГО? (2)
01/17/2016 Выбор редактора

тройка

ИСЛАМ КАРИМОВ И ЕГО КОМАНДА: КТО КОГО? (2)

Тошпўлат яхши расмИСЛАМ КАРИМОВ И ЕГО КОМАНДА: КТО КОГО?

Ташпулат Юлдашев, политолог

Часть вторая

Страной управляют «сообразительные» дилетанты и неучи

На ключевые позиции в системе управления, требующей профильного экономического или инженерно-технического образования, высокого профессионализма и организаторских способностей, посадили явных карьеристов, дилетантов и неучей из силовых структур, которые неспособны принимать самостоятельные решения.

Некоторым может показаться, что гадкие спецслужбы во главе с Иноятовым навязывали доверчивому вождю выдвиженцев самого корпоратива. Но это не вся правда. В СНБ хорошо осознают, что сверхцентрализованная вертикаль нуждается в «сильной руке» как в центре, так и на местах.

Каримову нужны подневольные чиновники, приученные беспрекословно исполнять приказы, которые готовы принять не только правила игры и стиль его руководства, но и являются «своим» по многим качествам.

Претендента на должность пропускают заново (досье-то есть) через многоуровневые фильтры и сито СНБ, скрупулезно проверяют его подноготную, главным образом – на лояльность правящему режиму. Карт-бланш получает тот, который раньше и лучше других доказал, что он — «свой в доску» и сговорчив!

Соответствующие службы СНБ также проверяют, кто лоббирует или «крышует» претендента на должность, кому и сколько он регулярно отстегивал и т.д. Выбор падает, естественно, на силовиков, прошедших «огонь, воду и медные трубы». Неполучение их «добра» равносильно вето.

Наверху знают, что сотрудникам силового блока не по плечу задачи и функции руководителей органов государственной власти, хозяйственного менеджмента, решение проблем экономики и социальной сферы, поскольку этими вопросами они никогда не занимались. Но у них есть свое преимущество.

В Узбекистане широко развита семейственность и корпоративность. Почти все высокопоставленные чиновники породнились детьми и родственниками, связаны между собой тесными узами на протяжении многих лет. Они взаимодействуют в теневом бизнесе, выбивают конкурентов из кресел и прибыльных сфер, стремятся отхватить больший кусок, где это возможно.

В тонкостях и лабиринтах переплетенных родовых и бизнес интересов узбекской элиты не сможет разобраться до конца даже самый маститый знаток семейственно-родовых отношений и коррупционных схем.

http://www.uzmetronom.com/2014/03/14/uzbek_ne_mozhet_znat_vsekh_svoikh_rodstvennikov.html

Но проработавшие длительное время в правоприменительных органах служащие лучше других разбираются в психологии людей, в расстановке конкурирующих сил в стране, в нюансах родовых связей, внутриполитической атмосферы, в правилах игры и движущих силах режима.

Силовики имеют представление о сферах влияния титанов теневого бизнеса, которые, занимая важные позиции в системе управления, не привыкли соблюдать законы, платить налоги и таможенные пошлины. Казна и местные бюджеты пусты из-за злостных неплательщиков налогов! Возможные недоразумения во взаимоотношениях с ними чреваты большим риском.

Представители силовых структур четче ощущают желание Каримова усиливать роль государства в экономике, в более интенсивном регулировании рынка, а также свое зависимое, подчиненное положение. Потому они относятся к порученному делу, тому, что творится вокруг, хладнокровно, с казённым равнодушием.

Они с пользой для себя сотрудничают с представителями теневого бизнеса, скрывают негатив о проблемах страны и деяниях властной элиты и ее родни, но не создают проблем для них. А это именно то, что нужно Каримову и его свите.

Следовательно, монополизировавшая кадровые решения СНБ предлагала на управленческие вакансии в основном силовиков потому, что те хорошо осознавали свою новую задачу и более других соответствовали ожиданиям властителя, естественно, с учетом и своей выгоды.

Каримов решает все и за всех

Каримов выбрал управленческую модель, в которой все решения принимаются на самом верху. И так он замкнул на себя решение всех вопросов и тем самым постоянно демонстрировал: кто в доме хозяин, а все остальные – это армия чиновников – никто. Двух мнений быть не должно. Без воли Каримова даже маленький вопрос в Узбекистане не решается. Конвейерно принимаемые решения, постановления нисходили всюду по шестеренкам «ручного управления».

Свое ближайшее окружение Каримов держал в постоянном напряжении, получал удовольствие, видя в их лице животный страх и готовность беспрекословно исполнить любое его указание, предугадать любое его желание.

В основу системы директивного руководства, требующей покорности и раболепия, априори заложено недоверие к должностным лицам, что находит свое практическое воплощение в осуществлении постоянного контроля сверху за их текущими делами, вдаваясь в мелкие, рутинные подробности.

Для усиления административного и морального давления на подчиненных, хозяйствующих субъектов, начальство принуждает их отчитываться чуть ли не ежемесячно о проделанной работе, получать новые задания, выслушивать грубые замечания и оскорбления.

Государственные функционеры заняты в основном выполнением текущих распоряжений начальства и отчетами в обратном направлении, в остальное время – вмешательством в текущие дела хозяйствующих субъектов. Иначе у нас не получается. Ведь государственный аппарат работает не на результат, а на голую отчетность!

Например, фермеров лишили права самостоятельно распоряжаться произведенной ими продукцией, своими средствами на расчетном счете в банке. И другим бизнесменам доставалось: их принуждали перечислять деньги на развитие спорта, благоустройство населенных пунктов, в разные благотворительные или частные фонды, вроде Фонда форумов Гульнары Каримовой и т.д. То есть бизнес оказался под каблуками власти.

Фантазии и находчивости государственным служащим хватало лишь на мздоимство и всякого рода экономические махинации.

Постоянное вмешательство центра в функциональные обязанности чиновников отбивало желание проявлять самостоятельность, взять на себя ответственность за эффективность труда и у способных, компетентных кадров.

Принятые законы и нормативно-правовые документы не проясняют статус, объем прав, полномочий и ответственности высокопоставленных чиновников, что препятствует установлению гражданского контроля за властью. А сам диктатор, выполняющий по сути техническую работу, уследить за всеми не в силах.

Очевидно, потому механизм личной ответственности за результат труда практически не работает.

Есть и другая сторона административного перегиба. Для доведения поступающих распоряжений сверху вниз, отчетов и докладов в обратном направлении, требуется все больше исполнителей, регулярное увеличение количества штатных служащих.

Без поручения и четкого указания от начальника, чиновник занимается бумагами, просматривает почту, имитирует кипучую работу. Многим знакомы банальные фразы на бумагах и электронных письмах: “Прошу решить”, “Прошу рассмотреть”, “Прошу согласовать”, “В дело”, “Для информации” и т.д. Из-за круговорота бестолковых бумаг расплодилось в Узбекистане великое множество никчемных бюрократов.

Хотел бы ошибиться, но по моим прикидкам на одного реального производителя-налогоплательщика приходится 3-4 бюджетника, и численность чиновников превышает уровень 1990 года раза в 10, чего общество может узнать разве что при смене власти.

Выживает страна за счет распродажи и экспорта природных ресурсов, углеводородов, цветных металлов и редкоземельных минералов, за счет валютных переводов на родину узбекских гастарбайтеров и иммигрантов!

Таким образом, поступающие беспрерывно сверху директивы, и идущие в обратном направлении фальшивые отчеты, выхолащивали суть и блокировали объявленные правительством реформы, за реализацию которых все равно никто не отвечал. Все это превращало в бессмыслицу любые организационные начинания и тормозило развитие.

Абсурдность гипертрофированной государственной системы, построенной на принципах администрирования и тотального недоверия, очевидна многим.

Для сравнения уместно напомнить, что в большинстве государств мира передача текущей информации, отчетов в госорганы давно осуществляется в электронном виде в одно окно, на машиночитаемом языке с минимальными требованиями к уровню компьютерной грамотности хозяйствующих субъектов.

Обработка всей информации полностью автоматизирована. За счет эффективности менеджмента, на мой взгляд, работу 100 узбекских бюрократов выполняет на Западе 1-2 специалиста.

Подражай начальству во всем

Узбекские чиновники, выслуживаясь перед свирепым патроном, стойко перенося его унижения, оскорбления и издевательства, в свою очередь, с остервенением набрасывались на подчиненных, транслировали вниз мерзкую манеру поведения самодуров.

Власть потворствовала злоупотреблениям чиновников служебным положением, применению грубой силы ради собственной выгоды, утверждения принципа жесткого единоначалия и на низовых уровнях. Потому она практически не реагирует на многочисленные жалобы граждан относительно злоупотреблений чиновниками своего служебного положения.

У сотрудников силовых структур иное базовое образование, иное видение ситуации и восприятие мира, другие навыки и выучка. На протяжении многих лет работы по профилю они занимались борьбой с преступностью, контактировали с ворами, разбойниками, аферистами разных мастей или входя на сговор с криминалом и теневым бизнесом «крышевали» их.

Естественно, в процессе общения с такой категорией лиц у силовиков выработалась специфическая психология, особая культура мышления и стиль поведения. Коммуникативную культуру, манеру и лексику общения с уголовниками, то есть свою «родную речь» они переносят и на гражданское пространство, порой обращаются с простыми тружениками, как с преступниками.

Слуги тоталитарной системы реагировали на повеления сверху голым администрированием внизу: учили потомственных земледельцев, чем и как засевать поля, когда собирать урожай, свободно распоряжались их деньгами в банке для закупки семян, удобрений, ГСМ..,  учили уму разуму и производственников, педагогов, медиков, ученых…

Они требовали от тружеников не столько продуктивной работы, сколько разных отчетов, соблюдения дисциплины. А именно: покорности, явки без прогулов и опозданий на частые «совещания» – разборки с унижениями, оскорблениями и рукоприкладством…

Стиль руководства и манера поведения премьер-министра Ш. Мирзияева и подобных ему начальников — наглядный пример психологии элитного раба!

Нижестоящим чиновникам выгодно следовать примеру начальства: нанимать приемлемую команду заискивающих подчиненных и надежных подельников, не ощущая никакой ответственности за конечный результат. Итак – повсюду по стране.

Должен заметить, что на ступенях властной иерархии до сих пор попадаются неординарные, знающие специалисты, прозябающие на третьестепенных должностях. Но при всем желании, у них нет возможности проявить себя, свои знания и способности, реализоваться, ввиду отсутствия конкуренции.

Их, как и большинство профессионалов, используют в качестве «рабочих лошадок» и к принятию важных решений вряд ли привлекают.

Сидят не на своем месте

Назначение сотрудников правоприменительных органов на руководящие должности в регионах, в сферах экономики, промышленности, сельского хозяйства – не рационально. Они занимаются не тем делом, чему учились и набирались опыта, и получают зарплату с большим прикупом за то, чего не умеют делать.

Они занимают должности, противоречащие здравому смыслу.

Тому подтверждение — развал экономики и социальной сферы Узбекистана и множество нерешенных проблем на фоне неизменно «победных» реляций правительства.

Пошел вон!

Закрытая протекционистская политика режима, нацеленная на насаждение своих ставленников в госаппарат и ограждение их от конкуренции, лишила квалифицированных специалистов, способных стать локомотивом социально-экономических преобразований, шанса включиться в конкурентную борьбу за освободившиеся вакансии.

Высококлассные, ответственные и старательные кадры — лучшие умы нации с несомненной компетенцией, отличающиеся независимым суждением, чаще других оказывались на обочине жизни, вроде меня. Нынешний режим их просто не приемлет!

Так происходило вымывание квалифицированного слоя менеджеров из госаппарата и страны, замена их дилетантами и бездарью.

Часть профессионалов вынуждена заниматься, чем придется или раствориться в безликой массе. Другая часть, не видя перспектив для себя и своих детей, вынуждена покинуть страну в поисках лучшей доли и пополнить рынок гастарбайтеров за рубежом.

Немало наших граждан устроилось на работу по специальности за рубежом – в Северной Америке, Европе, России и Казахстане, чему рады и мы.

Доведя до разрухи некогда развитую, богатую республику с развитой аграрно-промышленной индустрией, квалифицированным инженерно-техническим персоналом, правящий режим еще смеет жаловаться на их дефицит в стране.

http://www.podrobno.uz/cat/obchestvo/analiz-rinka-truda/

Смысл и логика кадровых перестановок в Узбекистане

Во всем мире на руководящие должности назначают профессионалов высокого класса, которые, проработав достаточное время в данной или смежной отрасли, смогли проявить свою компетенцию и организаторские способности.

Порой на административные должности назначают известных политиков, но из числа опытных и хорошо обкатанных в партийных баталиях людей, успешных бизнесменов, менеджеров.

А в Узбекистане руководителем, заместителем главы важного органа власти назначают человека, не имеющего профильного образования и навыков работы, до назначения на должность не имевшего ни прямого, ни косвенного отношения к возглавляемой им отрасли. Причем делается это систематически, в массовом порядке. Почему?

На этот вопрос интернет отвечает однозначно. Исторически в разных государствах военнослужащих также назначали на ключевые позиции в экономике и других сферах жизни страны, но только накануне или во время войн.

Даже военная хунта, захватившая власть в каком-либо государстве, признавая свою некомпетентность в экономических вопросах, окружала себя видными экспертами, доверяла технократам, возлагала на них руководство отраслями экономики и оценивала их деятельность по ее эффективности.

В Узбекистане вроде бы спокойно, не просматриваются признаки возможных бунтов, войны. Режим Каримова считает своим главным достижением установление внутриполитической стабильности силовыми методами, устрашением народа, и хвастается, что будто люди имеют работу, воспитывают и учат детей, живут счастливо.

На самом деле, в стране царит кладбищенская тишина. Большинство узбеков — патологически запуганные властью люди, ведут себя как дикие животные, загнанные в клетку. Они боятся подставляться под дубинки, под пули Каримова и его вороватого окружения. Тем не менее, сегодня в центре Ташкента появились бронетранспортеры, начались увольнения самых весомых начальников.

По каким соображениям Каримов расставил силовиков на ключевые должности в государственной системе, в регионах, почти во всех министерствах и ведомствах? Кто же тогда враги и предатели? Пока их имен не разглашают.

Готовиться к введению чрезвычайного положения

Совместно с достаточно информированными и аналитически мыслящими знакомыми склонился я к выводу, что диктатор лучше других осведомлен о катастрофическом положении страны, крахе всех его планов и идей, обещаний и лозунга «Узбекистан – государство с великим будущим», об отсутствии денег в казне, ресурсов для предотвращения галопирующей инфляции, роста цен…

http://www.uzmetronom.com/2014/05/28/ne_edinozhdy_sovravshi.html

Очевидно, аппарат докладывает ему относительно непреодолимых трудностей в удовлетворении насущных потребностей населения, все более учащающихся перебоев в снабжении населения природным газом, электроэнергией, горюче-смазочными материалами, товарами первой необходимости, вроде сахара…

Возможно, докладывают Каримову и о нарастающем обострении внутриполитической ситуации в стране, усилении недовольства широких масс бездарной, антинародной политикой режима.

А одряхлевшему локомотиву с каждым годом становится все труднее везти тяжелый воз. Кого и в чем винить?

Власть – любой ценой!

Чем хуже социально-экономическая и общественно-политическая жизнь в стране, тем крепче Каримов цепляется за власть и пытается удержать ее любой ценой. Стремясь найти выход из тупиковой ситуации, взвалить вину за все беды на других, он, для начала, похоже, решил расправиться с самыми ближайшими сподвижниками, с которыми совместно и по-крупному обкрадывал страну.

Здесь уместно еще раз вспомнить эмоциональное предупреждение Каримова в Термезе 19 декабря 2013 года при назначении нового хокима Сурхандарьинской области, о необходимости быть готовыми к любым поворотам ситуации в стране. А также его призыв по случаю дня памяти 9 мая к молодежи быть готовыми для защиты своего отечества.

Есть основания полагать, что Каримов давно намеревался произвести кардинальные кадровые перестановки в руководстве с целью отвлечения общественного внимания от крупных неурядиц в экономике и социальной сфере и вселить народу несбыточные надежды.

Арестовать-то руководство можно, но удастся ли сломить сопротивление всесильной СНБ?

Если начавшиеся задержания и аресты руководства таможни, генералов СНБ подтвердятся, по крайней мере, официальных опровержений слухов нет, то судя по тем делам, которые Каримов совершил до сих пор, он ни в коем случае не остановится на полушаге.

Пример, в большинстве стран мира, чиновники, отправленные в отставку, осужденные или просто недовольные существующей властью, переходили в стан оппозиции и нередко возглавляли ее. Затем начинали вести активную оппозиционную деятельность с целью прихода к власти мирными путями.

Однако в Узбекистане попавшие в немилость Каримова чиновники не просто лишались должности, но и всего бизнеса, почти всего накопленного имущества совместно со своими родственниками. Пережив немыслимые моральные унижения и физические пытки, они сами не раз заявляли о своей «радости», что остались живы, и родственников власть перестала трогать.

Вспомните всех бывших вице-премьеров, министров, хокимов областей и районов, прокуроров, следователей и судей. Есть ли среди них хоть один, который решился пикнуть, выразить недовольство политикой Каримова или унижениями и пытками, которым его подвергали?

Все они «добровольно», своими руками отдали неправедно накопленные богатства в основном следователям из СНБ! (О том, какая их часть попала в госбюджет, власть умалчивает). Запуганным до коликов чиновникам даже во сне не придет мысль оказывать сопротивление режиму Каримова.

Судя по поступающим слухам, которых невозможно проверить, по приказу Каримова до сегодняшнего дня арестован руководящий состав таможенной службы республики, который на 95% состоял из бывших сотрудников СНБ, прокуратуры, спецназа, следователей и работников налоговой службы. Арестовано якобы свыше 40 генералов и офицеров СНБ.

Эти люди до сих пор считались самыми привилегированными, богатыми и неприкасаемыми чиновниками, которые были уверены в своей неподсудности. Нельзя исключать наличия у них на рубежных счетах десятков и сотен миллионов долларов. Если к ним добавить задержанных и арестованных их родственников, то арестовано не менее 1000 человек.

На мой взгляд, бывшие руководители СНБ были и пока являются главными кадровиками страны, 90% нынешних руководящих кадров – это их выдвиженцы и крышуемые ими люди. До сих пор одним своим появлением в офисе или жилых и нежилых помещениях эсэнбэшники наводили жуткий ужас на всех без исключения чиновников республики: на прокуроров, следователей, судей, хокимов, министров и вице-премьеров, не говоря уже о бизнесменах. Они гнобили в основном чужих, но не сдавали и не предавали своих.

Сотрудники СНБ известны своей сплоченностью, братством, вернее братанством и корпоративной солидарностью. Клевать глаза друг другу они не приучены. Они более сведущи в вопросах безопасности и хорошо знают характер, повадки Каримова. Вряд ли они будут, как другие запуганные люди, ждать своей очереди быть подвергнутыми аресту с соответствующими последствиями?

Имея подробную информацию о состоянии дел, своих людей и подельников на ключевых позициях, практически контролируя всю страну, они вряд ли будут сидеть, сложа руки, наблюдая за арестами своих начальников и коллег, и ожидая своей очереди. Для оказания сопротивления у них есть готовые силы, кадры и огромные финансовые ресурсы.

Как Каримов и его гвардейцы, зная об этом, будут теперь расправляться с бывшими генералами и старшими офицерами СНБ, бывшими полновластными хозяевами республики? Так же, как и со всеми предыдущими чиновниками, попавшими в немилость вождю? Но Каримов начал наезды на ее сплоченное руководство.

Вообще-то в истории у паршивых диктаторов смелых генералов, одержимых офицеров и тем более солдат не бывало. Спецслужбы измывались над беззащитными людьми именем государства, по приказу Каримова. Решатся ли они действовать самостоятельно и решительно, покажет время.

Если слухи о низложении Иноятова, начавшихся арестах подтвердятся, то страна окажется перед совершенно иным раскладом сил и иными формами борьбы за власть. Но пока для дальнейших предположений у нас нет подтвержденных фактов. Когда они появятся, будем выдвигать свои аргументы, прогнозы и мы.

Чего ждать в ближайшей перспективе? Имеющихся данных вполне достаточно для того, чтобы сказать, что у Каримова нет возможности воздержаться от услуг нынешних сотрудников СНБ, которые являлись главной его опорой, кардинально изменить кадровую политику и сделать ставку на других силовых структур, которых он же сам обескровил и ослабил после Андижанской резни?

На мой взгляд, кардинально изменить состав госаппарата, на 90% состоящий из ныне увольняемых и арестованных сотрудников СНБ, очень трудно. Смогут ли и другие силовики контролировать страну, вселять звериный страх на граждан, держать их в предельном нервном напряжении и угнетенном состоянии так же, как эсэнбэшники? Вряд ли.

По крайней мере, Каримов готов к иному развитию событий. Силовики, поставленные у рычагов власти везде и всюду, необходимы на случаи обострения ситуации, введения чрезвычайного (военного) положения или комендантского часа в стране. Они мобильны, могут моментально облачиться в привычное военное обмундирование с пагонами и быть готовыми к выполнению любых приказов во главе карательных отрядов.

Только коррумпированные силовики, сильно зависимые от власти, могут вести себя решительно и жёстко в чрезвычайных обстоятельствах, преступая мораль, законы и конституцию, если будет приказ. Приучены!

О мотивах, побудивших режим Каримова перевести систему управления Узбекистаном на военный лад, придется разбираться аналитикам еще долго. Это другой вопрос.

Заключение

Протекционистская политика свидетельствует о том, что Каримов давно разуверился в своей способности обеспечить нормальное развитие страны, улучшить качество жизни населения. Потому он не может доверять профессионалам, компетентным кадрам. Думающие люди априори не могут работать сломя голову на бездарного руководителя, а при возможности могут и скинуть с трона.

Учитывая сложившиеся обстоятельства, с начала 2000 годов Каримов стал делать ставку на эсэнбэшников, милиционеров и прокуроров с коррупционными наклонностями, с репрессивным складом ума и агрессивными повадками. Он расставлял их на ключевые позиции в экономике для того, чтобы монопольно, беспрепятственно и до конца жизни править страной, опираясь на силу, на СНБ и, главное, а также на свой «конек» – ошеломляющую разум ложь о поступательном развитии страны.

С помощью своих ставленников Каримов проводит политику устрашения народа, регулярно шлет сигналы о своей готовности расправиться нещадно со всеми, кто посмеет критиковать правительство или возникнуть на пути его режима.

Протекционистская кадровая политика, не имеющая ничего общего с профессиональными критериями, сделала неудачниками именно квалифицированных кадров с высоким профессиональным уровнем.

Подбор и назначение кадров по блату и кошельку, по коррупционным навыкам, то есть отрицательный отбор, подрывает моральные устои государства. Специалисты, не имеющие поддержки во властной элите, ощущают свою ненужность, невозможность выбиться «в люди» за счет квалификации.

По этой причине часть из них оказалась выброшенной на обочину, другая часть дисквалифицировалась, пополнила ряды маргиналов или была выдавлена за пределы страны. Выступая перед фермерами Ферганской области 3 июля с.г. Каримов сказал, что выехавшие за рубеж оппозиционные элементы не получат разрешения на возврат на родину.

Властитель создал вертикаль, как легко управляемой механизм реализации своих решений, но добился ровно обратного. Именно из-за неэффективности вертикали, нерационального использования интеллектуального потенциала страны, ему приходилось прибегать регулярно к ручному управлению, заточенному под его диктат, для контроля над страной.

Президентская вертикаль оказалась неэффективной и весьма дорогостоящей. Результативность – негативная. Она препятствует проведению реформ и модернизации экономики, губит инициативу снизу и порождает безответственность.

Косвенный, но основной вред протекционистской кадровой политики правительства заключается в том, что она нанесла тяжелый удар по интеллектуальной прослойке узбекского общества, привела к снижению профессионального уровня национальных кадров и конкурентоспособности отечественного производства.

Эта политика разрушила фундамент системы образования, отбила у молодежи мотивацию получать качественное образование и совершенствовать свою квалификацию из-за отсутствия перспектив карьерного роста.

Отмеченные негативные тенденции усугубляются и их последствия могут быть только плохими.

Специально для “Дунё узбеклари”

Leave a Reply
*