Menu
Categories
МУХАММАД ИСМАИЛ: УРОКИ МАСТЕРСТВА В ШКОЛЕ ЭРКИНА ВАХИДОВА
04/23/2013 Адабиёт

  • Эркин ака ва Исмоил

    На снимке: Мухаммад Исмаил и Герой Узбекистана, поэт  Эркин Вахидов

    Эссе

    В душе я все еще мальчишка. Будто бы беспощадные годы не проносились с быстротой молнии над моей головой, по-прежнему одолевает желание бегать босиком по полям Мирзачуля. Будто бы только вчера бежал по хлопковым грядкам, а сегодня утром решил продолжить свой бег во времени, как же я истомился по воле, как же хочу торопливо, налегке выйти в дорогу…
    В один из таких дней у меня в руках оказались стихи Эркина Вахидова «Мы работаем».

    … У народа хлопкороба верхней ветки нет.
    Только наш труд не совсем обычен.
    На руках мозоли есть, конца работе нет,
    Мы работаем, этот труд нам привычен.

    По ощущению, стихи были написаны на бескрайних просторах мирзачульских полей. Будто бы Эркин Вахидов шел от поля к полю, беседовал с хлопкоробами, внимательно выслушав их, смело показал правду во весь рост. Подобно судебному приговору, вынесенному лживой эпохе, эти стихи будоражили ум, удивляли меня. Они были своего рода эталоном, как открыто говорить о правде. Эти стихи были ярким свидетельством того, что против несправедливости можно бороться, но для этого нужно было высокое мастерство, чтобы слово поднялось до ранга искусства, высказывать нелицеприятные вещи огнедышащему дракону, вызывать в нем ярость, но при этом уметь уцелеть, и вновь жить рядом с чудовищем, и вновь, когда от его злодейства сердце переполнялось страданиями, говорить правду.
    Для меня Эркин Вахидов на всю жизнь стал образцом высокого мастерства. В знак покорения высочайших вершин альпинисты водружают на этом пике флаги. Все эти годы флаг Эркина Вахидовыа развевается над покоренной им вершиной мастерства. Сколько помню себя, Луна все та же Луна, Солнце так и осталось Солнцем! Звезды все те же! Все они на той же высоте. И творчество Эркина Вахидова по-прежнему на высоте. На какой высокой вершине находился он для меня в детстве, так до сих пор та вершина недосягаема и высока! То мастерство, которого он достиг в поэзии, кажется таким высоким, что его не под силу достичь человеку.
    Говорят, что нет школы поэзии. Говорят, что невозможно выучиться на поэта. Нет, это не так. Школа поэзии существует. Есть учебники. Есть свои мастера.
    Сам лично, на протяжении сознательной жизни, был учеником в заочной школе Эркина Вахидова. Его книги были для меня своего рода учебниками. Лишь через тридцать лет я встретился с учителем лицом к лицу. У Эркина Вахидова нет какой-либо книги по теории литературы. Поэтические сборники мастера являются наглядным пособием, хрестоматией подлинной поэзии, программой, которая вводит в мир литературы. Они являются образцами того, какими должны быть стихи! Читая касыду «Узбегим», можно учиться, как нужно любить узбекскую нацию. Внимательно читая «Восстание духа», можно найти ответ на вопрос: что такое жизнь, что такое смерть. Знакомясь с «Деванном Молодости» можно найти ответ, каким образом приблизить поэзию Алишера Навои к современному читателю. Читая «Современного «озорника» можно постичь, насколько важную роль играет в жизни правда. Список этих уроков, список поднятых тем можно продолжать долго. Сам собою напрашивается вопрос: можно ли вместить в одну книгу уроки, пройденные за тридцать лет. Когда говорят, учитель, педагог, то мы по привычке представляем себе тех, кто учил нас в школе или университете. Даже если напрочь забыли, чему они нас учили, или же то, чему они нас учили, не имело в нашей жизни важного значения. Настоящие же уроки те, которые на всю жизнь запечатлелись в сердце, которые в самый трудный момент всплывают в памяти, чтобы уберечь нас от опасности, имеют важное значение для выбора верного пути. К примеру, листая недавно вышедшую книгу Эркина Вахидова «Мир, наполненный мечтами», в которой столько скрытой мудрости, я сразу воспрянул духом.
    Мастер достиг почтенного 75-летнего возраста, когда многое уже прощается, даже недостатки воспринимаются как достоинство, но к чести и славе Эркина Вахидова, нет не только ни одного слабого стиха, но даже ни одной слабой строки. Так же как в молодые годы, мастер чеканил стихи, нанизывая слова как жемчуга, словно ювелир высоким чувством оттачивал каждую строку, тщательно отбирал для книги каждое произведение. Как мы знаем, из-под пера мастера вышел такой афоризм: «Пусть до конца жизни не гаснет жар души», эта книга является ярким свидетельством того, что жизнелюбие мастера настолько велико, это не просто жар, а огонь души, переходящий в пламя.
    В книге есть стихи, которые начинаются строками: «На белом свете никогда не смолкнут поэмы во славу женщины», «Набег страсти, ограбившей сокровища чувств». Кажется, что такие стихи невозможно написать. Будто бы в поэзии имело место чрезвычайное происшествие. Перечитывая их, каждый раз удивляюсь, как будто сверкающий лад, мастерство талант – это яркий образец искусства, словно букет, преподнесенный нам в дар. Стихи, приводившие в трепет сердца людей старшего поколения, без всякого сомнения, будут удивлять поколения, идущие вслед за нами, они смогут выдержать испытание временем, переживут эпохи, будут в числе любимых стихов.
    В четырнадцать лет Эркин Вахидов написал такие стихи:

    Черные птицы садятся на поникшую голову ивы,
    Сгибают ее до земли, не слушая ее надрывы,
    Туча, сжалясь, уронит над ней слезу,
    Солнце взойдет, ива поднимет главу.

    Это стихотворение – бунт против черных птиц, против завоевателей. Этот бунт все возрастал. Позднее он выплеснулся в таких произведениях, как «Узбегим», «Восстание духа», стал десятками афоризмов, наподобие такого: «Одну волю, свободу жаждет душа»…
    В одной из бесед Эркин-ака сказал, что в 80-ые годы вместе с известным писателем Юлианом Семеновым, он находился восемнадцать дней в очаге афганского конфликта. За это ему полагались какие-то льготы, но он от них наотрез отказался, также как и писать об «интернациональной помощи» афганскому народу. Центральное и республиканское руководство, газеты и журналы требовали от него материал, отчет о зарубежной творческой командировке, а он ничего не написал, в то время это было проявлением мужества.
    «Простой благородный шаг простого человека заключается в том, чтобы не участвовать во лжи, не прибегать к ложным приемам», – говорил Александр Солженицын.
    Эркин Вахидов всегда выбирал важные темы. Такие темы, которые способны выдержать испытания эпохи, века. Как настоящий поэт, он всей душой восстал против войны в Афганистане, поэтому не пошел против совести, не написал об этом ни строки.
    «Как намолчались мои губы», – признавался русский поэт Михаил Светлов.
    Поэтоу мы должны быть благодарны мастерам не только за написанные, но также и за те стихи, написать которые у них не поднялась рука. Можно не сомневаться, что в творчестве Эркина Вахидова было много таких ненаписанных строк.
    Творчество Эркина Вахидова открыло новую эпоху в узбекской литературе.
    Лауреат Нобелевской премии, Михаил Шолохов, встречаясь со слушателями Высших литературных курсов при Литературном институте имени М.Горького, говорил парадоксальные на первый взгляд вещи: «Самый скромный из вас поэт или прозаик считает, что пока еще литературы в мире нет, что мировая литература начнется с вашего творчества, и правильно делает, что так думает. Ведь если не будет такой великой мысли: я принесу в мир новую литературу, по сравнению с моими произведениями, вчерашняя литература копеечная, если писатель не ставит перед собой великой цели, то он зря пришел в литературу».
    В нашей литературе можно по пальцам перечесть писателей, которые ставили перед собой великие цели, говорили, я создам свою литературу. Именно одним из этих величайших мастеров является Эркин Вахидов. Узбекскую поэзию невозможно себе представить без творчества нашего мастера. Узбекская поэзия ничего не потеряет, если не будет брать в расчет десятков, а то и сотен современных поэтов. А вот без творчества Эркина Вахидова наша поэзия рухнет, или осядет, одним словом, обеднеет. Мастер вошел в узбекскую литературу с теми же прнципами, о которых говорил Михаил Шолохов: «Пока что в мире нет литературы, мировая литература начнется только теперь, с моего творчества!»
    Поэзия Эркина Вахидова не похожа на поэзию его предшественников, поэтому стоит ли удивлять, что она так разительно отличается от поэзии его современников. Она отличается, как чрезвычайное происшествие от обыденности – это и есть настоящая поэзия! Обычные четверостишия выделяются среди сотен четверостиший других авторов. Даже его переводы отмечены печатью мастера:

    Обвинить меня в ереси
    бесспорно у вас возможности нет.
    На этом свете чище, чем моя
    вера, веры нет.
    Среди современников я один,
    мусульманином был, о, боже,
    Если уж и я, являюсь еретиком,
    значит, на свете мусульман нет.
    Рубайи Хазрата Абу Али ибн Сино звучат в переводе Эркина Вахидова как вызов, как обличение клеветников и завистников всех времен.
    Однажды Эркин-ака рассказал о том, как ему довелось встречаться за шахматной доской с неоднократным чемпионом мира по шахматам, Анатолием Карповым: «С пятого хода я почувствовал безнадежность своего положения, поэтому поспешил сказать: «Ладно, согласен на ничью!» Протянул руку Анатолию. Он будто только того и ждал, сказал в ответ, что тоже согласен на ничью, пожал мне руку. А всего-навсего было сделано пять ходов. Но он сумел все просчитать. На то он и гросмейсер», – сказал Эркин-ака весело, и заговорил о том, что шахматы похожи на поэзию. Сказал, что стихотворные размеры, рифмы, ритмы должны быть незыблемы как правила шахматной игры. И вдруг он воскликнул: «Какой же счастливец тот индус, который придумал эту великую игру – шахматы. Сколько веков прошло, шахматные партии начинаются, но конца краю им не видать. Я завидую создателю шахмат. Какой счастливый человек! Каким мощным интеллектом он обладал! Ему было суждено прийти в мир, совершить подобное открытие! Потом можно без сожалений покинуть белый свет!»
    Эркин-ака! Вы написали: «Пусть до конца жизни не гаснет жар души!» У вас не должно быть повода для беспокойства. Ваше сердце не только жар хранит, в нем большой костер горит. Несмотря на то, что мы унаследовали от вас новую эпоху в салтанате узбекской поэзии, вы продолжаете создавать все новые и новые прекрасные стихи, мы принимаем их всей душой и говорим вам: можете не завидовать тому индусу. Созданная вами поэзия подобна шахматам, она полна тайн, диковинных чудес, открытий, она бесконечна во времени. Эпохи будут следовать за эпохами, новые поколения, которые будут открывать все новые и новые грани шахматной игры, точно также любители поэзии грядущих времен будут открывать новые грани, блеск вашей поэзии, ее тайны, будут восхищаться, наслаждаться, влюбляться. Ваша поэзия останется в веках, она будет всегда нова и молода! Мы, любители поэзии, больше завидуем вам, а не тому индусу, который создал шахматы, подобно бесконечным шахматным партиям, ваши произведения при каждом новом чтении будут дарить новое очарование, новые чувства, новые открытия!
    Желаем вам здравствовать на счастье нашей нации, нашей культуры, нашей литературы!

    Перевела с узбекского Зульфира ХАСАНОВА

    shoir.uz

Leave a Reply
*